18:36 

Гелидус Вейзи

Coulisse
Меня не существует


Гелидус Вейзи, Gelidus Vaisey, Красавчик, для друзей – Гел.

4.1 Положительные стороны:
Хорошо контролирует свои эмоции. Может быть верным другом. Любопытен, обладает хорошей памятью, начтойчив, ради достижения цели может многим поступится.

4.2.Отрицательные стороны:
Отлично знает себе цену, и ничто не переменит его личного взгляда о себе. Злопямятен, беспринципен, большой любитель женщин.

4.3 Общее описание:
Вдоволь набузив в первые годы школьной свободы от строгости отчего дома, к четвертому курсу он превратился в расчетливого юношу четко осознающего чего он хочет и как этого добиться. Так получилось что из милого мальчика вырос яркий индивидуалист, презирающий общественное мнение и обычаи, максимум что его волнует это его собственное представление о том что и как должно быть. Хотя, конечно, ему не часто удается всласть побунтовать – ведь честь Рода превыше желаний одного его члена.

В отношениях с людьми Гел проявляет честность и порядочность, насколько он ее сам представляет, конечно. С тех пор как Гелидус пошел в школу, ему очень дорога его независимость. Которую он, опять же, редко имеет шанс выказать, ибо честь Рода превыше желаний одного его члена.
И в то же время он – верный друг. Никогда не забудет проявленную по отношению к нему когда-то доброту или сделанный ему подарок, но так же хорошо запомнит обиду или рану, нанесенную кем-либо. Он может отложить свою месть и затаеться, а потом неожиданно ударить своим жалом.
Гелидус редко чего-то боится, но и храбрецом назвать его нельзя – точно про него можно сказать что первым в битву он не полезет. Вторым тоже, кстати. Вообще постарается обойти эту самую битву за 10 миль, если будет такая возможность. Меньше всего на свете он боится смерти – как-то в детстве сходив на экскурсию с мистером Шеенбахом на семейное кладбище он решил что нет ничего глупее страха смерти, ведь рано или поздно все там будут, а боятся неизбежности – бессмысленная трата собственных ресурсов.

Гелидус не склонен проявлять свои чувства. На людях он может быть груб и циничен при этом он несет в себе сильные страсти, дремлющие, но не умирающие. Очень любит тайны и загадки, Гел просто не может упустить ни одну из них, а поскольку женская таинственность – самая непостижимая из тайн, то именно она и привлекает Гелидуса больше всего.

Страхи/фобии: Боится потерять контроль над собой.
Привычки: Пить кофе, курить, летать на метле

5. Внешность персонажа.
5.1 Рост: 5 футов, 8 дюймов
5.2 Цвет волос/глаз: Блондин с вьющимися волосами до плеч и серыми глазами
5.3 Особые приметы:
5.4 Общее описание: Гелидус – спортивный юноша среднего роста, с легкой походкой и очень запоминающейся улыбкой. Он очень заботится о своей внешности, особенно о волосах – чуть вьющиеся волосы насыщенного золотого цвета являются его слабым местом. Иногда он позволяет себе не брится пару дней, так как считает что легкая щетина добавляет ему шарма.

Если бы Гела спросили что он в себе любит, он бы не задумываясь ответил – волосы. Еще бы – не многие девушки могли бы похвастаться такой копной красивых вьющихся золотых волос. Свое лицо Гелидус не считал чем либо выдающимся – мягкий овал лица, высокие скулы, серые глаза подчеркнутые темными бровями и чувственные губы, которых он по первости стеснялся, опасаясь что они слишком «девчачьи».

Влюбленная в него девушка описала бы пушистые ресницы и глубину глаз, а так же его улыбку, которая обращена только ей и никому больше, глядя на которую невозможно не улыбнуться в ответ. Сокурсник отметил бы холодное выражение лица и частую гостью – презрительную усмешку.
Если бы у Гела спросили что он в себе не навидит, он бы тоже не задумался ни на секунду – нос. Нос был для него разочарованием – слишком, на его взгдяд, выдающийся вперед и слишком острый. Юный Гелидус искренне считал что именно нос виноват в том, что его профиль не идеален. Но так как он ни с кем не обсуждал свою «великую» проблему предпочитая страдать в одиночестве, сложно судить насколько он был объективен в своих представлениях.

Первые курсы Гел часто позволял себе быть небрежным в одежде – то не застегнутая рубашка, то криво повязанный галстук за что неоднократно получал выговоры от старшекурсников, уверенных, почему-то, что все должно быть идеально. Но все это было не пренебрежением к своей внешности, а бунтом против домашник правил – в отчем доме такое пренебрежение к туалету не ограничилось бы одним только выговором, вот Гел и наслаждался свободой пока это было для него важным.

С течением времени он понял что против себя людимого не побунтуешь и выработал собственный стиль – в школе, где от формы далеко не убежишь, он довольствовался раличными галстучными булавками, которых у него была целая коллекция. А вне школы одевался с исключительной элегантностью, зачастую предпочитая синий цвет зеленому, а офицальные галстуки шейным платкам.

Учитель пения, умолявший Гела продолжить занятия утвержал что у юноши прекрасный тенор и что тот далеко пойдет если будет тренироваться, но Гелидус считал что пение это развлечение для девушек и поэтому мало прислушивался к своему мудрому преподавателю. Ленивые интонации, изредка проскальзывающая хрипотца, легкий акцент – это окончательно завершает облик Гелидуса Вейзи.

6. Биография:
6.1 Инфо о родителях: Отец – Глациалис Вейзи, 57 лет, Сотрудник отдела по контролю каминной сети. Нейтральный.
Мать – Хиния Вейзи, 41 год. Светская леди. Нейтральная.

6.2 Био до поступления в школу:
Во-первых в детстве Гелидуса не было родителей. У него было все о чем можно было только мечтать, а о том что можно мечтать о родителях, ему как-то в голову не приходило.

Во-вторых в детстве Гелидуса не было других детей. В этом тоже не было ничего удивительного – ведь в приличных семьях дети не должны быть показаны обществу пока взрослые не удостоверятся в том, что ребенок умеет себя вести.

В третьих в детстве Гелидуса не было свободы. Но о том что он не свободен, мальчик понял только когда пошел в школу.
Зато в его детстве было счастье – простое незамутненное счастье ребенка который занят каждую минуту своей жизни и получает от этого удовольствие. И много уроков. Куда же без них.

Впервые выйти за рамки своего привычного маленького мирка Гелидусу довелось на свое семилетие – его родители тогда организовали маленький прием для близкого круга знакомых и представили им своего наследника. Мальчик был поражен происходящим – каждый незнакомец считал своим долгом подойти к нему, стоящему перед отцом с матерью, пожать ему руку или поцеловать в щеку, представиться и поприветствовать его. Гелидуса, конечно, же готовили к этому – мистер Штеенбах, гувернер, довольно подробно рассказывал о том что будет происходить и, конечно же, особое внимание он уделял тому как нужно себя вести, дабы не ударить в грязь лицом.

Когда утомительного представления друзьям семьи Гел смог наконец вырваться из цепких рук взрослых, он начал замечать детей которые эти взрослые привели с собой – впервые мальчик был со свертниками. Со стороны они, наверное, смотрелись довольно потешно – групка семи-восьмилетних детей во всю подражающих взрослым. Но никто не смеялся – ведь все соотвествовало правилам.

6.3 Био с момента зачисления и по нынешний момент: ...
С самого утра 31 августа 1990 года Гелидус был как на иголках. Он десять раз проверил что ничего не забыл, что точно купил все что нужно из присланного списка, что его палочка с собой и так далее. В качестве имключительно случая, ему в этот день разрешили завтракать со взрослыми, что тоже не добавило ему спокойствия – совместное принятие пищи не было традицией в их доме, скорее это было экзаменом на котором родители проверяли чего достиг их сын за прошедшее время.

Провожать на вокзал его пошел мистер Штеенбах, так как мистер Вейзи был занят на работе, а миссис Вейзи не любила откланятся от своего расписания в которым фиолетовым по желтому было написано «после завтрака – работа с корреспонденцией». Гелидус так и не смог понять рад ли он этому или нет потому что просто не задумывался об этом. Он парил в облаках – пытался представить себе замок, будущих знакомых, быт без гувернера и личного домовика...

Не смотря на рассказы старших товарищей и некоторых взрослых, он оказался очарован действительностью – и замком, и озером и Большим Залом и даже преподавателями – такими отдаленными и в то же время близкими к стадентам людьми. А после треволнений утра, поезда, пересечения озера и, наконец распределения, Гелидус был уверен что он потерял способность удивляться, но его будущая комната поразила его до глубины души – он и еще несколько сокурсников должны были жить в одном месте. Это было, пожалуй, единственное неприятное впечатление от всего дня, но мальчик справедливо рассудил что с этим ему просто придется смириться.

Следующие три курса он отрывался. Школа, даже не смотря на все ее правила и 400 с лишним пунктов из «списка Филча» была намного более свободным местом нежели его родной дом. Здесь он впервые выучил ругательные слова и даже несколько раз упортебил их по назначению – пока Староста и старшекурсники не слышали, здесь он впервые затянулся сигаретой, ну и конечно же со второго курса он был в квиддичной команде Слизерина.

Гел любил полет, он даже не мог сказать что ему больше нравится – Квиддич как игра, или полет сам по себе. В игре все было на месте – и игроки, как своей команды с которых благодаря многочисленным тренировкам юноша воспринимал как продолжения себя, так и чужой – всегда неожиданные движения, всегда интересные. Мир сужающийся до одной точки, адреналин, необходимость быстро реагировать... ну и конечно же пьянящее от ощущение всемогущества с битой в руке и беснующимся бладжером, энергия болельщиков, ненависть противников. Все это завораживало и не отпускало ни на миг.

С другой стороны были одинокие полеты над полем и кромкой Запретного Леса. С высоты можно было охватить Хогвартс, озеро, лес чуть вдалеке – Хогсмит и горы. Не нужно было никуда спешить, можно расслабится, побыть собой, помечтать или придумать очередной безумный план. А если зависнуть на одном месте, то можно набраться наглости и прямо там закурить.

В общем полеты были большой частью жизни Гелидуса и просто так он от них отказываться не собирался.

После лета 93 года проведенного дома Гел изменился. Он подрос, исчезла детская припухлость щек, да и родители как-то намекнули ему что пора уже завязывать с ребячеством – взрослый уже юноша 14 лет, пока за ум взяться. Вот он и взялся, оставив, впрочем, себе одну слабость – девушек. В остальном он стал довольно холодным, словно желая оправдать собственное имя, расчетливым молодым человеком. Красивым, к тому же. Он быстро понял что ему нравятся девушки и что он нравится им. Примерно тогда же он и заработал прозвище «Красавчик». Им Гела наградили любящие сокурсники за привычку долго вертется перед зеркалом расчесывая свои волосы.

События проходящие во внешнем мире интересовали его только постольку-поскольку. Его кредо было – пока это не касается меня и моей семьи, лезть во все эти разборки Лорда, Поттера, Дамблдора и Министерства – только себе проблем наживать, вот он и не лез.

Начало последнего года обучения вышло нервным – сначала шестикурсница Паркинсон оказаласть не в том месте не в то время сев в карету которую эти невидимые кони куда-то не туда завезли, потом смерть директора, обыски, метка. Это не говоря уже о нарушении древнего как сама магия ритуала Лугнасад. Гел впервые серьезно задумался о будущем – до всех этих проишествий он действительно считал что может закрывать глаза на то что происходит курсом ниже с Малфоем, на то что слухи о возрождении Лорда не такие уж и слухи. Он придерживался позиции которую ему внушали родители – будь Швейцарией, соблюдай нейтралитет и ни во что не вмешивайся. Сейчас же Гелидус приглядывается к тому как реагирует его факультет, декан, соседние факультеты на внешние события и судорожно пытается выбрать сторону, довольно хорошо понимая что в этом решении ему никто не помошник.

7. Способности.
Магические: ...
Ничего особенного
Обычные: ...
Кроме родного знает немецкий язык, поверхностно владеет латынью. Ездит на лошади, отлично летает на метле, умеет танцевать, петь и писать стихи – первого не любит, второго стесняется, третьим пользуется без зазрения совести

– Волшебная Палочка – 12 дюймов, платан, перо орла
– Прочие артефакты (не обязательно) – метла Нимбус 2001

****

В тот момент когда Чанг поймала снитч, трибуны взорвались криками и аплодисментами. Гел притормозил и устало поведя ноющим плечом начал снижаться. От холодного ветра у него разболелась голова и он, стараясь не думать о только что закончившемся матче, мечтал о горячей ванне, в крайнем случае о душе, о том чтобы размять мышцы и, самое главное – о тишине. Но он точно знал что последняя мечта несбыточна – сначала их ожидала головомойка от капитана за то, что "даже у Рейвенкло выиграть не можете", – Гел настолько живо представил себе голос капитана что даже поежился. "Потом обязательно будет выговор от декана, утверждающего что мы ни на что не годимся и наверняка даже Хаффлпаффу проиграем и не помогут нам в этом ни какие метлы, потому что в головах пусто и метлу мы впервые только сегодня увидели..." Ноги прикоснулись к земле, Гелидус легко соскочил с метлы закинул ее на плечо и пошел к раздевалкам. По дороге его догнал Уоррингтон, второй загонщик Слизерина, и хлопнул по больному плечу, вызвав у Гела болезненную гримасу.

- Не переживай, Гел, переживем мы сегодняшний вечер, никуда не денемся. Тем более что нам-то как раз противопоставить нечего, это Малфою и охотникам достанется, а мы и так выбили всех кого могли...
- Ага, кроме Чанг. Умеешь ты поддержать, Уор, – Гел скинул руку сокурсника с плеча и начал его разминать свободной рукой.
- Кто это тебя так?
- Да это я на Девиса налетел, пытаясь отбить бладжер. Надо будет вечером, после всего что нам выскажут капитан с деканом в Больничное крыло наведаться. Не хочу чтобы у меня следующие пару недель был синяк на все плечо.
- Конечно, Красавчик, не хочешь, – Хохотнул Уоррингтон, – Иначе как ты сможешь показаться своей девушке с таким-то изъяном! Кстати, кто у тебя сейчас?
- Отвали, Уор, не видишь – не до тебя сейчас! – Гелидус в очередной раз скривился от боли.

За этим разговором они дошли до раздевалок. Вся команда уже собралась там, ждали только загонщиков. "Ну вот, теперь попадет еще и за то что мы последними пришли", – мысленно поморщился юный Вейси. Никто еще не начал переодеваться хотя все и кидали жадные взгляды в сторону душевых, сначала разбор полетов, потом – душ. В прошлом году выпустился Флинт и команда все еще привыкала к новому капитану, не смотря на полгода тренировок и три сыграных матча. В отличие от Маркуса который кричал и не чурался раздавать подзатыльники за малейшие промахи, новый капитан был почти всегда спокоен и от этого спокойствия становилось только хуже. Пара его обидных и колких слов могли выбить из колеи и заставить играть в три раза эффективнее чем все крики Флинта. Этот раз не стал исключением. Капитан прошелся по каждому – начав с ловца и закончив загонщиками.

А самое обидное, то что он прав – ни сказал ни одного слова не по делу, – думал Гел некоторое время спустя, стоя под горячими струями воды. Кожу саднило, так сильно он натирал ее жесткой мочалкой, и это ощущение отвлекало юношу от разочарования проигрыша и больного плеча. – Мерлин, и ведь даже усиление тренировок не поможет, и все это понимают. Два подряд проигранных мача, да еще с таким счетом! Если мы не сделаем Хаффлпафф больше чем в 210:0, мы даже по очкам не выйдем! А еще разговор с деканом... И за что я только люблю эту игру?..

URL
   

Жизнь за...

главная